Мир стремительно оцифровывается – в электронный вид переводятся не только деловые документы, но и научно-техническая документация, художественные произведения, исторические интерьеры, музейные экспонаты. Электронная версия – гарантия сохранности, несмотря на возможные катаклизмы. А еще оцифровка максимально расширяет общение и ускоряет взаимодействие.
Статья

Библиотека искусств: оцифровка стала фактором методологической эволюции

scan
мобильная версия
, Текст: Павел Притула

Российская государственная библиотека искусств (РГБИ) – главная библиотека страны, хранящая и собирающая фонды по вопросам искусства и театра: книги, журналы, газеты, газетные вырезки, театральные программки, гравюры, репродукции, фотографии, открытки, CD и многое другое. Все это представляет собой бесценный материал для искусствоведов, творческих коллективов, художников палитры и сцены… Как уживаются традиционные гуманитарные ценности и цифровые технологии, рассказывает директор РГБИ Ада Колганова.

CNews: Ада Ароновна, какие критерии являются наиболее важными при выборе документов РГБИ для оцифровки?

Библиотеке необходимо обеспечить выдачу изданий читателям, то есть организовать обычный библиотечный сервис. Значит, нужно цифровать издания, которые пользуются наибольшим спросом. С другой стороны, необходимо переводить в электронный вид ценные документы, чтобы их сберечь, предоставив читателям возможность работать с копиями.

Ада Колганова: Российская государственная библиотека искусств по своему масштабу и специфике принадлежит к числу крупнейших библиотек. Поскольку библиотека специальная, наши материалы сильно отличаются от материалов типовой библиотеки. Помимо книг и периодики, мы храним гравюры, театральные эскизы, открытки, уникальные коллекции оригинальных фотографий, театральных программок и иные. Поэтому наша стратегия оцифровки реализует две важнейшие задачи. С одной стороны, необходимо обеспечить выдачу изданий читателям, то есть организовать привычный библиотечный сервис. Следовательно, мы должны цифровать издания, которые пользуются наибольшим спросом. С другой стороны, необходимо переводить в электронный вид редкие, ценные, уникальные издания и объекты, чтобы их сберечь в процессе использования, предоставляя читателям копии, а не оригиналы, и сохраняя документы в качестве архивных экземпляров.

CNews: Как вы подходите к оцифровке каталогов?

Ада Колганова: Когда большинство библиотек начинали переводить в электронный вид свои алфавитные каталоги, мы приступили к оцифровке предметного каталога. Далеко не в каждой библиотеке имеется предметный каталог – это уникальный информационный ресурс, потому что в нем собран огромный массив проблемно-тематической информации, которую необходимо сохранять. Нашему каталогу к моменту начала его оцифровки было более 70 лет. Он ведется практически с первых лет основания библиотеки. С годами менялась методика, подходы, но каталог накапливал огромное количество ценных сведений. Включал предметную информацию по теме и информацию персонифицированную – о деятелях искусства, писателях и так далее. Оцифровка предметного каталога была сверхважной задачей еще и потому, что мы смогли предоставить привычный пользователю ресурс, поскольку мы создали его в виде имиджинговых копий. В этой работе был свой колорит, специфика и профессиональный аромат. Часть наших читателей была и остается довольно консервативной: для них важно получить привычную библиографическую карточку, но в электронном виде. Так мы облегчили пользователям библиотеки переход к практике автоматизированного поиска.

Методически оцифровка предметного каталога поставила перед нами множество вопросов. Надо было постепенно изменить психологию библиотекарей и библиографов, а также убедить читателей в том, что они ничего не потеряют, а наоборот – больше приобретут, используя цифровые версии.

CNews: Вы самостоятельно сканируете материалы или заказываете у сторонних компаний?

У оцифровки большие культурные перспективы.

Ада Колганова: Наши специализированные материалы (изобразительного характера. – Прим. ред.) мы отражаем в современных электронных каталогах, в которых при записи есть «иконка». Для этого мы сканируем документ самостоятельно. В Отделе информационных технологий РГБИ есть сотрудник, который занимается только сканированием. Естественно, что мы используем оборудование, безопасное для наших оригиналов, в том числе планетарный сканер.

Самостоятельно мы делаем копии по заказам читателей и издателей. Есть еще один вид работ, для которого нам обязательно нужны сканы – это выставки. В последнее время для организации выездных экспозиций мы почти не используем оригиналы. И у оцифровки в этом смысле большие культурные перспективы. Например, недавно пришло письмо из Ялты, где планируют восстановить Ялтинскую киностудию и создать ее музей. В библиотеке много материалов, связанных с киностудией, потому что многие наши читатели работали над фильмами здесь, а снимали их в Ялте.

Что еще мы решили считать некой концептуальной вещью при оцифровке? Ввели правило: издания, которые уходят на реставрацию, переводить в электронный вид. Создание электронных копий книг, а это около ста экземпляров ежегодно, мы стараемся заказывать.

CNews: Около ста экземпляров – это немного.

База данных «Газетные статьи» – главный проект Российской государственной библиотеки искусств по оцифровке.

Ада Колганова: Если говорить только об оцифровке книг – да, немного. Но для других проектов в электронный вид переводятся сотни тысяч документов в год. В РГБИ есть главный проект по оцифровке, который мы реализуем с 2002 года. Это база данных «Газетные статьи». Библиотека обладает фондом, которого в других библиотеках нет либо они давно остановлены: это газетные вырезки, тематически связанные с литературой и искусством. В библиотеке был целый зал папок с этими вырезками. В конце 90-х годов прошлого века мы начали разрабатывать проект по оцифровке этого массива и осуществлять его с ЭЛАР. До 2007 года мы собирали электронные копии статей, а потом начали и пополнение базы текущими публикациями. Бумажные оригиналы содержатся в страховом фонде, и необходимость выдавать их на руки в качестве источника информации полностью отпала. Обходиться без них позволяет и автоматизированный поиск требуемого документа по нескольким параметрам (автор статьи, название газеты, место издания, дата публикации, спектакль, название театра, город, в котором последний расположен). Если же потребуется печатный вариант той или иной статьи, имиджинговая система позволяет легко получить бумажную копию как отдельного образа газетной вырезки, так и всей связанной с образом информации. Сейчас База данных «Газетные статьи» содержит 317 тысяч статей.

CNews: Вы предоставляете материалы для проекта Национальная электронная библиотека (НЭБ)?

Ада Колганова: Первый наш вклад, около 100 книг, принят для включения в НЭБ. Мы считаем, что для проекта будет полезно, если специальные библиотеки будут в нем участвовать, поэтому мы передадим в НЭБ коллекцию видовых открыток, которые покажут памятные места России, географию, топографию, историю, этнографию. Первыми в НЭБ войдут 1000 экземпляров. Эта подборка «работает» именно как коллекция, а не как случайный набор изобразительного материала, которого много в интернете.

CNews: Каковы перспективы оцифровки в библиотеке?

Ада Колганова: Мы будем двигаться в сторону дальнейшего развития своей электронной библиотеки, концепцию которой я обрисовала выше. Планируем расширить свое участие в НЭБ, то есть продолжим предоставлять на портал книги и коллекции. Для нас важно завершить оцифровку газетных статей, создать электронный каталог на весь изобразительный материал. Кроме того, в РГБИ есть ресурсы в традиционном виде, являющиеся ноу-хау библиотеки, которые также будут переводиться в электронный вид. Я говорю об аналитической росписи изображения. В понятие «Электронная библиотека РГБИ» входит и участие в НЭБ, и наша электронная библиотека, а также развитие дистанционного обслуживания. Когда-то мы приучали читателя к электронным ресурсам, а теперь приучаем его к использованию всего многообразия возможностей, которые электронные ресурсы и сервисы могут предоставить.